Человек, успевающий всё: работать с клиентами, обучать мастеров, участвовать в создании модных коллекций, ездить в командировки и тестировать новинки. Преподаватель, который знает самые простые решения самых сложных задач. Мастер, который 13 лет идёт по творческому пути вместе с ESTEL. И просто любимец всех блондинок, ведь именно он настойчиво лоббирует их интересы и является одним из участников команды создателей суперосветляющей краски BLOND BAR COUTURE. Илья Сковородко — стилист арт-команды ESTEL, технолог-эксперт и преподаватель Академии ESTEL — рассказал о том, чего хотят мастера, почему не нужно смотреться в чёрное зеркало и как добиться успеха ленивому человеку.

Я знаю, что ты не сразу стал парикмахером. Расскажи, с чего всё началось.

Мои родители очень хотели, чтобы у меня была «настоящая мужская профессия». Поэтому по одному образованию я инженер-технолог лесозаготовки и деревообработки, а по другому у меня — общий менеджмент и управление персоналом.

Сначала я поступил в Петрозаводский государственный университет на лесоинженерный факультет. Учился-учился и понял, что всё, хана, это вообще не моё. Ушёл в академический отпуск, перевёлся в другой вуз. Большинство предметов мне перезачли, поэтому я решил не терять зря времени, а заняться тем, что мне реально нравится.

И это было парикмахерское дело?

Да, волосы я любил всегда. За полгода я окончил парикмахерские курсы, потом совмещал учёбу на очном с работой в салоне. Окончив оба вуза, я оказался в Петербурге. Сначала приехал просто потусить, потом гостил у подруги 3 дня, а затем и вовсе остался и устроился работать в салон. В итоге так и живу здесь уже 15 лет.

Ты уже давно в ESTEL, как ты попал в компанию?

Через 2 года работы в салоне я понял, что надо что-то менять. Стал думать, как применять себя в профессии более глубоко, начал искать какие-то ходы-выходы, вдруг нашёл телефон ESTEL и позвонил на завод. Меня долго перекидывали с отдела на отдел, потому что никто не понимал, что я предлагаю.

А ты сам‑то понимал?

Нет, конечно. (Улыбается.) Я просто говорил: «Вы знаете, я - парикмахер, а ещё я вот это умею, и образование у меня есть, даже два. И вообще я всё могу, вы меня только возьмите». В итоге мне дали телефон Академии и отправили туда. 

Вот так я, можно сказать с улицы, пришёл на обучение, мне всё очень понравилось, и я сразу остался. Начал я с технолога-стажёра и прошёл все ступени профсервиса. Вошёл в арт-команду. Ездил в командировки.

Ты сейчас сам преподаёшь. Замечаешь ли какие-то перемены в отношении к образованию?

К сожалению, в большинстве случаев схема всё та же — через университет. У нас в стране складывается очень интересный парадокс. Страна ценит рабочие профессии, а родители — нет. Каждый родитель хочет, чтобы его чадо получило красный диплом университета и стало директором, ну или на крайний случай менеджером среднего звена. 

При этом, если вы откроете Яндекс и наберёте «высокооплачиваемые профессии», 6 из 10 будут трудовыми. И среди них есть парикмахер. Большинство пока ещё выбирают профессию под влиянием родителей. Но сейчас появляется всё больше молодёжи, которая чётко знает, чего хочет. Они идут в профессию осознанно, потому что реально мечтают этим заниматься. 

Ещё очень сильно влияет локация. В мегаполисах люди более смелые, и возможностей там гораздо больше. И сам рынок труда интереснее и перспективнее.

Как ты вообще начал преподавать?

Ой, ты знаешь, я всю свою жизнь ненавидел учиться, хотя учился дольше всех — в общей сложности 6 лет, потому что второй вуз мне пришлось заканчивать уже плюсом. 

Я вообще не люблю слово «преподавать» или «учить». В основном я показываю студентам простые решения сложных задач и рассказываю про то, что мне самому интересно. Если я вижу у людей ответный интерес, вижу, что они применяют новые знания и у них что-то из этого получается, я очень рад. Но я ничего никому не навязываю. Тот, кто готов, тот берёт. Бывает, что человек что то узнает на моём курсе, а потом ещё полтора года пишет мне в Instagram, как именно это помогло ему улучшить и оптимизировать свою работу. Это здорово. Это значит, что я делаю что-то действительно полезное. И будут люди, которые в старости вспомнят, что был такой Илья Сковородко. (Улыбается.)

Как и любой мастер, я люблю показывать что то яркое, фееричное, что то такое, чего ты не делаешь каждый день.

Илья Сковородко

Расскажи про свои авторские курсы.

У меня их несколько: «Мир XTRO», «Искусство колористики и стрижки», «Трендовое салонное окрашивание».

Что из этого ты любишь больше всего?

Как и любой мастер, я люблю показывать что то яркое, фееричное, что то такое, чего ты не делаешь каждый день. И в этом отношении самые большие возможности у XTRO, где можно показать яркие сочетания и действительно необычные техники. И когда ты демонстрируешь нечто wow, ты сам от этого кайфуешь. Салонная история тоже привлекает, но с точки зрения исполнения и презентации, конечно, более интересно говорить о ярком цвете и его возможностях.

А что именно вызывает wow-эффект у твоей аудитории?

Нестандартные возможности смешивания краски. Например, если смешать розовый и бирюзовый оттенки, получится сиренево-неоновый. Это обычно удивляет мастеров: если смотреть на цветовой круг, зелёный ведь оппонирует красно-розовому. Но в данном случае получается именно так. 

Или вот какие-нибудь нестандартные техники. Тот же пиксель или флэш, ведь это не обязательно должна быть прядь или концы. Это может быть какая-нибудь геометрическая фигура, которая при этом может быть асимметрично расположена на голове. Мастерам нравится это, поскольку позволяет посмотреть под другим углом на свою работу.

А все эти фишки — это исключительно твой личный опыт?

Частично да, частично я и сам что-то где-то подглядываю. Вообще на любом авторском курсе я продолжаю учиться. Как правило, ко мне приходят более опытные мастера. И мне интересно наблюдать за тем, что они делают, за их моторикой и пластикой движений. И я тоже у них что-то заимствую, потому что сверхзадача любого мастера — упростить свою работу, но не упрощая результат и не снижая качества.

Когда ты разрабатываешь курс, компания тебя как‑то ограничивает? Есть ли рамки?

Нет, никаких. И это огромный плюс.

Ты много работаешь с молодыми мастерами, расскажи, каково это?

Мне очень легко. Напомню, что я же никого не учу, я с ними общаюсь. И у меня с ними получается полный контакт. Я не люблю рамки, не люблю, когда ко мне обращаются на «вы». А с ними мне комфортно, потому что они воспринимают меня как равного. Я не становлюсь с ними старше. 

И кстати, я никогда не рассказываю о каких то своих достижениях и регалиях. Преподаватель ведь, по идее, должен выйти и представиться по полной программе. В презентации надо заявить не только, «кто ты», но и «насколько ты» (Улыбается.) Но я так не делаю. Я обычно говорю так: «Я Илья Сковородко. Технолог компании ESTEL».

Наверное, это их и цепляет...

Ты знаешь, их это прежде всего не отпугивает. Между нами сокращается дистанция, и они перестают дёргаться и волноваться. Им становится комфортно.

Я знаю, что ты занимаешься тестированием продукции. Расскажи про этот опыт.

Раньше технологи, которые работали непосредственно в компании, один день в неделю обязаны были посещать лабораторию ESTEL. Вот так я и начал— как ассистент. У меня всё неплохо получалось, и мне это очень нравилось. Поэтому со временем я захотел уделять этому больше внимания, а компания мне предоставила такую возможность.

Какими качествами или навыками надо обладать, чтобы профессионально тестировать продукцию?

Надо быть очень быстрым мастером, чтобы качественно уметь оценить цвет. Но самое главное — это любить мастеров и всё время думать о том, чем мы можем помочь им или удивить, приятно удивить. (Cмеётся.) А самое важное — как мы можем нанести им радость. Ну и всё время учиться, конечно же. Постепенно я развивался вместе с лабораторией, и на сегодняшний день участвую в создании практически всех продуктов, которые выпускает компания, будь то краска, уход, стайлинг или салонные процедуры.

Какой продукт тебе больше всего запомнился?

BBC (BLOND BAR COUTURE) — я бы сказал, это самый провокационно-скандальный продукт, с которым мне довелось работать. Это палитра для работы с тёмными волосами, которые «мечтают» стать светлыми. Эта краска может очень многое — она просто шикарная. И мастера, которые понимают, как с ней работать, конечно, могут значительно расширить спектр предлагаемых услуг. Вот её было сложно воплотить в жизнь. Нужно было уговорить очень многих: отдельно лабораторию, отдельно маркетинг, в конце концов, нужно было, чтобы генеральный директор поверил.

В каком смысле уговорить?

Например, приходилось часто просить лабораторию усилить какой-то цвет. По их мнению, он и так уже сильный, а ты как парикмахер просишь «ещё и ещё». Потом нам нужно было качественно предложить Льву Евгеньевичу Охотину, чтобы он согласился с этим, а может быть, и не согласился. (Улыбается.) Чтобы он понял, нужен этот продукт в ESTEL или нет. На этом продукте я изрядно потренировался в искусстве презентации. Нужно было очень много раз его презентовать: всем показывать, доказывать и демонстрировать. Это была очень серьёзная работа.

Эта краска правда такая уникальная?

Она просто шикарна. BBC позволяет достигать умопомрачительных результатов. Об этой краске мечтает каждый парикмахер. С тёмными волосами, которые стремятся к светлым, приходится ведь очень долго и сложно работать. Нужен продукт, который сделает всё в один приём. Вот я, например, человек довольно ленивый и не люблю совершать много операций с одним клиентом. Мне надо, чтобы нанёс краску и всё случилось. И поверь, я такой не один. И вот BBC как раз про это. Она упрощает работу, но она непростая. Это однозначно для опытных мастеров, так сказать, блонд-гуру, которые знают все нюансы, тонкости и капризы светлых волос. Если ты умеешь обращаться с этой краской, то результат и правда достижим в одно действие. Плюс эта краска обладает сильной осветляющей способностью, позволяет регулировать интенсивность цвета на уровне едва различимых нюансов, и помимо прочего, она даёт нереальное качество волос. Лично для меня это любимый продукт. Я люблю все продукты, но этот мы «рожали» долго. А всё, что долго, — это всегда самое ценное. Вообще эта краска очень соответствует времени, в котором все процессы ускоряются.

Давай поговорим про выездные мероприятия. В каких ты принимаешь участие?

Во всех. Я езжу и со своими авторскими курсами, рассчитанными на камерную аудиторию в 15 20 человек, и с сезонными шоу, где мы выступаем со сцены для залов до 1000 человек.

И тебе нравится?

Я езжу уже 10-й год, и каждый раз это новые эмоции. На шоу мы за один день готовим с технологами примерно 30 моделей к показу. И это прямо-таки экстраработа, где надо делать всё очень быстро. Это тонизирует. Плюс это очень приятная командная работа, потому что у технологов в буквальном смысле горят глаза. Особенно это чувствуется в маленьких отдалённых городах. 

Ну и, конечно же, само по себе нахождение на сцене. Когда ты выступаешь перед большой аудиторией и делишься своим мнением, это особое чувство. Кто-то может прислушаться, кто-то — нет, но главное — все эти люди находятся в данный момент в зале. Это, конечно, делает тебя морально сильнее, смелее, интереснее — это развивает.

Считается: чем дальше от Москвы и Петербурга, тем дольше туда идут тренды.

Сейчас ты можешь запросто из Омска смотреть какой-нибудь показ Chanel в реальном времени. Сегодня все очень быстро понимают, что модно. Другой вопрос, что они не всегда имеют возможность применить всё это на практике, потому что клиент ещё не готов. Но сами мастера тут же подхватывают новые веяния, то есть больше не тратится время на отрицание. Сразу переходим к стадии принятия. (Улыбается.) 

А ещё я хочу отметить, что порой они знают даже больше. Я очень часто сталкиваюсь с тем, что ко мне на курсы приходят мастера, которые технически объективно сильнее меня. И я не стыжусь этого признать. И процент этих мастеров становится огромным.

Когда ты встречаешь такого мастера в группе, ты как‑то даёшь ему понять это?

Я прошу его постричь меня. (Улыбается.) Вот те, кто прям очень сильные, они никогда не говорят «нет». Они берут и стригут. А с теми, кто начинает съезжать, мне ещё интереснее. Они так мило волнуются, но всё равно стригут. И здорово, что я могу не только посмотреть на их работу со стороны, я могу её ещё и оценить на себе в течение определённого времени. Это тоже очень прикольно.

С какими запросами чаще всего приходят современные мастера?

Они хотят всё и сразу. Хотя, наверное, так было всегда. Они хотят быстро и несложно освоить какой‑нибудь актуальный тренд, который демонстрируется отовсюду. Ведь, так или иначе, их заработок зависит, в том числе, от моды, и они это прекрасно понимают. Я, конечно, не про подиумные тренды сейчас. Я про коммерческое прет-а-порте. Например, они хотят научиться быстрой растяжке цвета. Им не нужен 8‑часовой airtouch, им нужны какие‑то быстрые аналоги, которые дадут такой же классный результат. И сейчас, слава богу, мастера научились реализовывать эти истории быстро, потому что провести в салоне 8 часов — в современных реалиях это уже неприемлемо. 

Всё ускоряется, прогресс не остановишь. Тот, кто будет быстрее обеспечивать качественный результат, тот и будет лидером. Востребованный мастер должен уметь технически выполнять сложные виды работ быстро. А ещё он должен на 110 % знать продукт, с которым работает. Если он не знает его, это минус 50 % успеха. Продукт ведь может как ускорить процесс, так и затормозить его. Это инструмент. Когда ты чётко понимаешь, как с ним работать, все козыри у тебя на руках.

А чего не хватает современным мастерам?

Им однозначно не хватает терпения. Я не берусь судить, хорошо это или плохо, но они зависимы от социальных сетей. Когда я веду курс, они больше смотрят на меня через экран телефона и не смотрят, что я делаю руками. Почти все они хотят немедленный результат. А он невозможен в принципе. Я имею в виду не время выдержки краски, а освоение техники. И это надо принять. Результат может прийти к тебе только через страдания, боль и собственный опыт. Ты всё равно должен испортить несколько человек. (Смеётся.) Без этого никак. 

А ещё, ты знаешь, они очень быстро сдаются. У совсем молодых, тех, которые родились после 2000 года, это особенно чувствуется. Если здесь и сейчас не получилось, то всё, «ничего мне не нужно, я буду пекарем». Так что им можно пожелать терпения, усердности и усидчивости. А ещё очень важно не опускать руки.

Вот, кстати, про социальные сети. Я заметила, что у тебя в Instagram ни одной фотографии

У меня сложное отношение к соцсетям. Я еду на работу в метро и не сижу в телефоне. Не слушаю плейлист от Яндекс.Музыки. А всё потому, что я лентяй. (Улыбается.) Ведь это надо везде регистрироваться, фотографироваться, писать посты, выкладывать…

Ты можешь сказать, что ты что‑то приобрёл, отказавшись от соцсетей?

Ой, я экономлю миллион времени. Мне кажется, это реальная зависимость, ведь люди буквально не выпускают телефон из рук, они бесконечно что‑то смотрят, что‑то ищут или даже просто его держат и судорожно включают и выключают. Да, я тоже могу залезть в Instagram, найти кого‑то при необходимости, посмотреть какие‑то вещи, но не более того. 

Думаю, не стоит отдавать свою жизнь «чёрному зеркалу». Можно жить другими интересами. Например, тем, что делаешь своими руками. Я вот много езжу по городам, а ещё люблю вечером просто пойти до дома пешком, разглядывая всё вокруг.

Наверняка у тебя есть ещё и клиенты. Вот когда ты с ними успеваешь работать, если у тебя так много разных дел?

Я каждый день стараюсь брать хотя бы 1 2 человек. На это я оставляю 2 2,5 часа в вечернее время. Очень важно общаться с клиентами, которые хотят покраситься или подстричься, важно слышать, чего они хотят. В противном случае я считаю, что не имею морального права преподавать что-либо мастерам, которые работают с клиентами. Это получается такой преподаватель-теоретик, который занят созданием коллекций, тестированием продукции. Но в нашей профессии так не работает. Ты должен быть всегда в материале.

Как ты считаешь, в чём заключается феномен ESTEL?

ESTEL всё всем уже доказала: и временем, и действием. Главная отличительная черта компании — это открытость и отсутствие рамок. ESTEL любому мастеру даёт, без преувеличения, безграничные возможности для работы и развития. У нас накоплено уже более 1500 собственных уникальных формул и рецептур. У нас огромное количество продуктов, которые способны удовлетворить любые потребности мастера и клиента. Причём совершенно в разных сегментах. И это здорово.

Другие
интервью