Тайная жизнь украшений для волос

Писатель Марсель Пруст полагал, что память лучше всего сохраняется в материальных предметах. Прошлое словно оживает, когда мы касаемся какой‑либо ценной для нас вещи и заново переживаем эмоции, связанные с ней.

Трудно представить более близкие к человеку предметы, чем аксессуары, которые он носит. Мы тщательно выбираем их или получаем в подарок от любимого человека. Мы надеваем их каждый день или бережём до особых случаев. Мы помним о них самое главное — не сплав, не цену, не пробу или караты — мы помним: «Эти серьги я надевала на свадьбу дочери» или «Эти часы принадлежали моему деду, а теперь их ношу я».

Среди украшений особое место занимают аксессуары для волос. Причёска и так служит украшением человека, когда же её дополняют изысканная заколка или стильный ободок, образ приобретает новое звучание. А главное, всё, что касается нашей головы — будь то руки парикмахера, бархатный бант или жемчужная тиара — на психологическом уровне воспринимается нами как нечто особенно близкое и достойное доверия. Достойное остаться в памяти.

В этой статье мы собрали истории об известных аксессуарах для волос и их знаменитых обладательницах.

А у вас есть любимое украшение для волос?

Один из самых узнаваемых аксессуаров для волос — золотой гребень из кургана Солоха, раскопанного в 1913 году российскими археологами. Этот невероятный шедевр древнего мастерства датируются концом V — началом IV столетия до н. э. и хранится в Эрмитаже.


Самураи использовали украшения для волос в качестве скрытого оружия. Такие аксессуары назывались канасаси и представляли собой остро заточенную шпильку, которую при случае можно было метнуть во врага.


Существуют не только украшения для волос, но и украшения из волос. Они были в моде не одно столетие — с XVI по конец XIX веков. В журнале Ladies' National Magazine за 1844 год писали: «Без сентиментальных браслетов, изготовленных из волос, сейчас невозможно обойтись».


В эпоху Возрождения создавались самые невероятные украшения для волос:дамы носили на головах проволочные каркасы с сидящими внутри птицами или миниатюрные копии ветряных мельниц. Оттуда же родом знаменитая La Belle Poule — причёска, украшенная кораблём с мачтами и парусами.


Первыми украшениями для волос, судя по археологическим раскопкам, были костяные шпильки. А вот заколка-краб и мягкая резинка для волос — совсем молодые украшения. Их в 1980‑х годах создал парикмахер Александр де Пари.



Диадема императрицы

Мария-Луиза Австрийская, вторая супруга Наполеона Бонапарта, вошла в историю как одна из самых несчастных императриц. А ещё — как обладательница одной из самых красивых диадем.

«Что значит личное счастье одной принцессы в сравнении с судьбой целой страны?» — этой мыслью руководствовался Австрийский двор, принимая предложение Наполеона о женитьбе. Ему, выходцу из захудалого рода, нужна была молодая и чистокровная принцесса. А австрийцам не нужна была война.

В качестве свадебного подарка император преподнёс Марии-Луизе удивительную диадему, сделанную лучшими французскими ювелирами: 874 бриллианта, 264 розовых алмаза и 33 изумруда, один из которых был такого размера, что поражал воображение. Кроме диадемы в подарочный комплект входили серьги, ожерелье и гребень. Украшения были прекрасны, но любви, удачи и счастья венценосной чете они не принесли.

После свержения Наполеона Марии-Луизе пришлось спасаться бегством из страны, и чуть ли не единственное, что она забрала, — драгоценный свадебный подарок. Увы, комплект ждала не самая завидная участь: после продажи аксессуары разлучили, гребень похитили, а из диадемы достали все изумруды, заменив их бирюзой. В таком виде сегодня украшение императрицы можно увидеть в Национальном музее естественной истории в Вашингтоне.


Гребень балерины

Кружа фуэте на сцене и головы поклонников за кулисами, Матильда Кшесинская достигла славы и как прима-балерина, и как светская львица. Она получала высокие гонорары, а в качестве подарков — ювелирные шедевры Карла Фаберже и целые дворцы. Однако главной её реликвией стали не сапфировые колье или бриллиантовые тиары, а древний золотой гребень.

Найденный поэтом и путешественником Николаем Гумилёвым во время одной из экспедиций, гребень был выкуплен балериной за баснословную сумму. Кшениская, убеждённая в магических свойствах аксессуара, хранила его как зеницу ока и никому не показывала. До наших дней не дошло ни одной фотографии удивительного украшения, осталось лишь описание самого Гумилёва: золотой гребень, наверху девушка в облегающей тунике и два дельфина.

Существовал ли гребень на самом деле? Действительно ли поэт отыскал его в гробнице на архипелаге Белого моря? А главное, где украшение теперь? Ни на один из вопросов нет ответа, хотя потомки балерины утверждают: они знают точно — гребень был. А пропал он тогда же, когда и остальные драгоценности — во время спешной эмиграции. Вот уже больше века исчезнувшие сокровища балерины, включая магический гребень, ищут так же одержимо, как золото Атлантиды или библиотеку Ивана Грозного.


Цветы художницы

Фрида Кало. Автопортрет. 1940 г.

Фрида Кало носила множество идей в своей гениальной голове, а украшать её предпочитала живыми цветами. Когда мексиканская художница появилась на обложке французского «Vogue» в 1939 году, её стиль произвёл настоящий фурор. Женщины во всём мире открыли для себя пышные юбки, этнические узоры и цветы. Много, много цветов.

Растения издавна служили аксессуарами для волос. Достаточно вспомнить венки, столь любимые древними греками, — причём носили их не только женщины, но и мужчины. Но последующие века, даже изобильное Возрождение, не испытывали такой любви к растительным аксессуарам. Люди столетиями стремились к искусственности. А Фрида ворвалась в мир яркими красками и показала: бутоны в волосах — это страстно, необычно и при этом гламурно. Это гимн природной женственности. Это символ неиссякаемой любви к жизни. Художница сделала свой внутренний мир произведением искусства и модным трендом, и в этом ей помогли цветы.

Любовь к цветам в волосах, привитая обществу бунтаркой Кало, и сегодня царит на мировых подиумах. Модный сезон 2020 года, словно празднуя возвращение к жизни после карантина, оказался особенно богат на цветочные аксессуары. Здесь были и крупные бутоны Dolce & Gabbana, и пышные венки Noir Kei Ninomiya, и цветочные лепестки на волосах и лицах Giambattista Valli. Вдохновение Фридой — вечно и неиссякаемо.

Материалы
по теме