Николая Иванович Харьковский: Человек Haute Couture

Среди звёзд он — яркая комета.
Первый среди равных.
Человек haute couture.

Мода, стиль, стремление к красоте существовали всегда. Вопреки распространённому мнению, были они и в Советском Союзе — благодаря неустанным стараниям творческих людей. Людей,
которые мыслят свободно, а действуют смело.
Они перевернули представление о парикмахерском искусстве в СССР, прославили свои имена на весь мир и открыли множество новых талантов. Среди выдающихся личностей, что стояли у истоков новой вехи парикмахерского искусства, был Николай Иванович Харьковский.

«Наполовину», «вполсилы», «в рамках дозволенного» — он не знал этих слов. Его словом было «ВОПРЕКИ» — смелое, почти всемогущее. Он жил и творил вопреки стереотипам, чужому мнению, любым неурядицам — и каждый день доказывал себе и другим, что нет ничегоневозможного. Благодаря своему твёрдому «вопреки» он поднял престиж парикмахерского искусства до тех высот, которых оно достойно…

Николай Иванович Харьковский обладал редким
талантом — талантом всё, за что бы он ни брался, делать по высшему разряду. Создавать причёски, преподавать, руководить, придумывать — в его системе координат это означало : создавать новую парикмахерскую моду, выпускать в свет чемпионов, быть незаменимым руководителем собственной
школы и салона красоты, фонтанировать идеями. 

Ещё в детстве он определится с делом, которому посвятит всю свою жизнь. Скрываясь от дождя, случайно забежит в парикмахерскую и увидит в зале дам, сидящих под сушуарами. Тогда на 10‑летнего мальчика это произведёт огромное впечатление. Эти сушуары покажутся ему похожими на детали космического корабля, и профессия парикмахера предстанет для него в фантастическом ключе — раз и навсегда. Таким неожиданным образом Николай Харьковский обретёт дело всей своей жизни.

«Родители были против того, чтобы он становился парикмахером,— вспоминает супруга Николая Ивановича, Алла Станиславовна Артёмова.— Да и все вокруг были против. Ему пришлось вытерпеть и насмешки, и критику. В то время для молодого
человека стать парикмахером — это был настоящий поступок».

Совершать решительные поступки, полагаясь только на своё мнение, было в его духе. В 15 лет Харьковский становится учеником мастера в одной из парикмахерских Воронежа. В 18 — он уже в сборной СССР по парикмахерскому искусству. В 20 — сам начинает тренировать. Судьба благоволит целеустремлённым и по‑хорошему амбициозным людям. У Николая Харьковского эти черты характера были доминирующими. Ему всегда важно было достичь той цели, которую он ставил перед собой. Доказать себе и окружающим, чего он стоит. То, как Харьковский попал в сборную СССР, которую в то время возглавляла Долорес Кондрашова, —
судьбоносная история, отлично иллюстрирующая его характер. Так получилось, что юный талантливый мастер был отстранён от регионального конкурса, который являлся отборочным на чемпионат России. Ему нельзя было участвовать, но отказаться от своей цели он не мог. Пусть никто не заметит, пусть никто не узнает — но он воплотит образ, который задумал !
Харьковский явился в театр, где проходил конкурс, встал за кулисами и начал выполнять свою конкурсную работу. Долорес Кондрашова потом вспоминала: «Иду и слышу: за кулисами скрежет. Открываю штору и вижу маленького мальчика с большущими глазами, который выполняет стрижку “вальс”. Говорю: вот этот мальчик мне очень подходит, пришлите мне его в Москву ». Её стали отговаривать, но Долорес была непреклонна. Так Николай Иванович попал в сборную и вскоре стал чемпионом среди юниоров.

Когда в Воронеже появилась экспериментальная лаборатория по созданию новой советской парикмахерской моды, вопрос о том, кто сможет её возглавить, недолго оставался без ответа. Это мог сделать только Николай Харьковский. Творческая команда лаборатории под руководством Николая Ивановича занималась повышением квалификации  парикмахеров и подготовкой мастеров к конкурсам. Многократный призёр чемпионатов и тренер сборной, Харьковский вкладывал в работу весь свой опыт и даже более того : днём — преподавал, ночью — учился сам, по крупицам собирая информацию, чтобы на следующее утро поделиться с учениками. Один за другим из стен лаборатории выходили чемпионы СССР, Европы, мира.

Преподавание для Харьковского было способом рассказать о том, что он любит. Как скульптор, он создавал из волос завораживающие формы, от которых невозможно было отвести взгляд. Как дирижёр, ловко и словно играючи, управлял расчёской и ножницами, творя стрижки, опережающие время.

И ни один секрет мастерства не оставался его личным секретом : Николай Иванович умел, как никто, делиться своими знаниями, опытом и энергией. Успеть сделать как можно больше, успеть поделиться своими открытиями с учениками — кажется, именно этой мыслью руководствовался Харьковский. Он всегда охотно дарил то, что было дано ему от природы и выпестовано им самим. И был счастлив, когда его сокровенное знание продолжало биться, как сердце, в ком‑то другом. « Щедрый » — вот эпитет, который чаще всего добавляли и продолжают добавлять к имени Харьковского. « Он щедро делился знаниями. Так учить, как это делал он, дано далеко не каждому, — рассказывает Алла Станиславовна, — Если что‑то не получалось, он работал ночами, до посинения, но обязательно делал задуманное, даже вопреки всем законам. Сделает — и счастлив от того, что доказал себе и своим ученикам, что нет ничего невозможного!»

Каждый, кому посчастливилось увидеть, как ведёт семинар Николай Иванович, навсегда сохранял это воспоминание. Столько опыта, таланта и харизмы в своё дело мог вкладывать только он. И чем больше он дарил, тем больше была отдача — в виде вдохновения, новых сил и чужих побед, которым он всегда искренне радовался. « Бывали такие ситуации, когда в одном соревновании он выступал и как член  сборной и как тренер,— вспоминает Алла Станиславовна, — Сам он мог занять второе место, а его
ученик — первое. Его это никогда не смущало ! Он был человеком эмоциональным, открытым, и всегда очень радовался, когда побеждали его ученики ».

Рамки лаборатории довольно скоро стали тесны для Харьковского. Так появился кооператив «Центр моды», где мастер мог без ограничений воплощать свои идеи. Вскоре при «Центре моды» открыла двери школа парикмахерского искусства Николая Харьковского. Но и этого его неутомимой натуре было мало. Как магнит он притягивал к себе людей, ярких личностей, а с ними в жизнь приходили новые события, новые горизонты в работе, новые поездки. По всей стране. С уникальными шоу-программами и мастер-классами.

От Калининграда до Камчатки, отовсюду, где бы он ни бывал, Харьковский привозил замечательные впечатления — истории, сюжеты, детали — и удивительным образом применял всё это в своей работе. Он испытывал живой интерес ко всему, что происходило вокруг, и во всём мог найти вдохновение: в географии, истории, искусстве, людях. В постоянном движении.

«Он был очень-очень жизнерадостным. Любил
большие компании, посиделки, встречи, — делится Алла Станиславовна, — Всегда готов был разделить и чужое счастье, и чужую боль. Именно поэтому всем, кто был хорошо знаком с Николаем Ивановичем, до сих пор кажется, что он не ушёл. Кажется, он где‑то здесь, рядом — и оттого сильнее его не хватает. Всегда думаем : а как бы он поступил, а как бы он сделал. Наверное, когда человек оставляет после себя
такую память, такое наследие, он всегда будет жить в сердцах своих близких. Один наш друг так и говорит: “Для меня Коля просто уехал в командировку ”… »

Статья основана на воспоминаниях
Аллы Станиславовны Артёмовой,
жены Николая Ивановича Харьковского.

Материалы
по теме