Лика Никон — мастер и преподаватель Имидж-студии Дениса Осипова, финалист Международного конкурса ЗВЕЗДА ESTEL— 2015, приглашённый стилист коллекций ESTEL— SNOWFLOWERS (2017) и GENEVIE (2018).

Она считает, что самую большую роль в её профессиональном становлении сыграл… господин Случай. Возможно, так и есть. Но судьбоносные случайности всегда имеют закономерность.

Лика Никон искренне любит то, чем занимается, и эта любовь ведёт её по жизни, как путеводная звезда. 

О доверии между мастером и клиентом, об ответственности за судьбу образа, о GENEVIE — Лика Никон.

Расскажи, как ты пришла в профессию?

Честно, для меня это очень сложный вопрос, который мне довольно часто задают коллеги и клиенты. И я не совсем понимаю, как это произошло. (Улыбается.) Вообще изначально я училась на лингвиста-переводчика. Но мне определённо хотелось что‑то делать руками. Так я поступила в лицей — нужно было понять, надо оно мне или нет. И в итоге я не разочаровалась. Ну а затем, как у многих, были различные тренинги, семинары… Потом я оказалась в Студии Дениса Осипова.

Как давно ты там работаешь?

Года четыре… (Смеётся.) Мне кажется, я везде случайно. Это была какая‑то авантюра. Я тогда работала в Николаевском дворце — решила вот попробовать себя в бумагах, бумажной работе. А в свободное время читала там стихи. Я тогда думала: а вдруг мне надо заниматься чем‑то другим? Но вскоре поняла, что бумажная работа начинает меня угнетать. И по какому‑то странному стечению обстоятельств мы пересеклись с Валентином, директором студии, в которой я сейчас работаю. И случилось это накануне открытия студии. Тогда между нами состоялся примерно такой диалог: — Я хочу у вас работать! — Приходи завтра. Я пришла и осталась. Но в тот момент я думала, что он шутит. Работа здесь стала для меня самым большим толчком в профессиональном плане. Но я не измеряю профессионализм количеством лет. Один год может пройти за два, а другой — оказаться вовсе бесполезным.

Что тебе самой ближе в работе?

Сейчас это, конечно, стрижки и укладки. Ведь цвет, он — дополнение. Для меня форма, безусловно, первична.

А твои клиенты, какие они? Соответствуют ли они твоему внутреннему мироощущению?

Клиенты у меня вообще очень разные. И в плане возраста, и социального статуса. На протяжении своей работы я много думала о том, почему эти люди приходят ко мне, что их объединяет. Ну понятно, что им, наверное, нравится стиль, в котором я работаю. Но самое главное — это, наверное, их отношение к жизни, к себе. И, по сути, все мои клиенты принимают себя, свою красоту. И ещё они полностью мне доверяют. Они открыты новым идеям. При этом они — личности, у них сформирован свой взгляд на жизнь.

А если к тебе пришла девушка, которая работает в банке, ты же не можешь выкрасить ей волосы в розовый. Как ты работаешь с такими клиентами?

Ты правильно отметила, я работаю не с волосами. Я работаю с человеком. Я смотрю на общий образ, на манеру поведения. А волосы, они как раз создают нужное впечатление о человеке. Одежда — это всё‑таки что‑то дополняющее. А манеры, волосы — это и есть самое важное. У меня ведь нет стрижки, которую я хочу постричь. Я вдохновляюсь каждым конкретным человеком. И каждый образ должен быть целостным и гармонировать с внутренним содержанием. Если что‑то сбивает меня с толку, я спрашиваю, как он и она обычно одеваются, в каком стиле. Но, как правило, по человеку сразу считывается, какой он.

Расскажи о работе над коллекцией SNOWFLOWERS. Приглашённый стилист в таких проектах — большая редкость…

Если хочешь узнать, как это произошло, то как всегда, случайно. (Смеётся.) Наверное… всё началось со Звезды ESTEL в 2015 году. Видимо, там меня заметили. А потом пригласили для совместной работы над коллекцией SNOWFLOWERS. Это в принципе был для меня первый опыт такого сотрудничества. И мне очень понравилось. Во-первых, это большая удача — поработать с такой командой. Это даёт новые ощущения, новый взгляд на образ. Это развивает вкус и видение. Как бы банально это ни звучало, если команда состоит из открытых людей, происходит самый настоящий симбиоз, обмен опытом, идеями. И на выходе всегда получается что‑то классное, содержание становится богаче. Когда ты один, ты всё равно находишься в рамках только своего видения. А во‑вторых, сама коллекция…. неординарные причёски, сочетания цветов и нестандартные материалы — такие,как полиэтилен, шерсть… Всё это выглядит очень абстрактно и фантазийно. Для меня это в определённой степени и есть современное искусство.

Давай теперь поговорим про новую коллекцию ESTEL — GENEVIE/Ген жизни, в создании которой ты тоже участвовала. Как бы ты раскрыла это понятие, лично для себя, в профессиональном отношении?

Очень сложный вопрос. (Улыбается.) Скорее всего, это какое‑то движение вперёд, развитие. Жизнь ведь не стоит на месте. Если рассматривать это понятие именно в профессиональной плоскости, то это, конечно, совершенствование, оттачивание своего мастерства, приобретение новых навыков. Но к обучению тоже надо подходить осознанно. Надо понимать, чему и у кого ты можешь научиться. Иначе потом это всё сложно совместить в реальной жизни. Ведь так или иначе, ты же всё равно пропускаешь всё через себя. 

Мне особенно понравилось участвовать в этой съёмке. Такая профессиональная команда, фундаментальные локации: Петергоф, Ораниенбаум… Фото получились драматичными. При этом они не театральные, не нарочитые. Я ещё не видела финальных кадров. Но по ощущениям от того, что происходило на площадке, получилось стилистически очень красиво и гармонично. Всё это сочеталось с одеждой, эмоциональным посылом, локациями. Визуально мне самой это очень близко. 

Как оказалось, мне вообще очень близка философия ESTEL, потому что она ориентирована на человека.

Как ты сама оказалась в числе моделей для коллекции GENEVIE?

А как ты думаешь? (Улыбается.) Как всегда.

Ты сразу согласилась?

А почему нет? Мне вообще кажется, что любые интерпретации своего образа очень интересны. Побывать по ту сторону кадра — это стало для меня очень хорошим опытом.

Тот образ, который ты воплощаешь в коллекции, ты его выбирала?

Нет, это полностью работа моей коллеги. Мне кажется, её задача состояла в том, чтобы показать меня настоящей, такой, какая я есть.

И как она справилась с этим?

Вполне. По сути, получился мой образ из жизни. Меня постригли и покрасили так, как бы мне понравилось в жизни.

С кем тебе интереснее работать как мастеру? С теми, кто объясняет тебе свою жизненную позицию, или с теми, кто приходит и говорит: «Делай, что хочешь!»

Нужно смотреть на общий образ человека. Стрижка не работает отдельно. Обычно я не договариваюсь с клиентом о точной стрижке. Мы говорим о том, какое впечатление он хочет производить, каких эмоций ему хочется. Хочется ли чувствовать себя более собранно или более экстравагантно, взбалмошно или романтично…

Когда тебе бывает сложно работать с клиентами?

Сложно, когда тебе не доверяют. Для парикмахера очень важно взаимопонимание и доверие в работе с людьми. Клиент и парикмахер должны чувствовать друг друга и быть на одной волне. Если я чувствую, что мне не доверяют, я говорю об этом. Бывает и обратная ситуация, когда ко мне приходят впервые и говорят: «Делай, что хочешь!» Тогда уже я спрашиваю: «А почему вы мне так доверяете? Посмотрите на меня. У меня зелёные волосы!» Сложно бывает, когда много клиентов в день, и нужно быстро переключаться с одного человека на другого. Ведь у каждого — свой эмоциональный фон. Правда, мне повезло с клиентами. Они у меня очень интересные, разносторонние личности, но при этом, мне кажется, что я заражаю их чем‑то своим. Они приходят пообщаться на моей волне, и это очень упрощает работу. Это такой род симпатии, без которой в нашем деле нельзя.

У тебя бывает ощущение страха, что что‑то не получится?

В техническом плане я абсолютно уверена в себе. Это как раз к вопросу о том, что мне очень важно осознавать, что я умею это делать. Для этого я много тренируюсь. Первое время, конечно, страх был. Но это бывает у всех начинающих мастеров. Всё зависит от практики и от человека, который к тебе приходит. Важно настроиться на работу с людьми, на взаимодействие. Но, честно говоря, я не всегда очень социальна. Я определённо не экстраверт, но стараюсь в рамки себя не загонять.

Сейчас очень модно преподавать. Ты думала об этом?

Да, я веду внутреннее обучение у нас в студии. Вот недавно был крупный блок по укладкам. Мне это нравится. Вообще, если честно, это прекрасная возможность попробовать больше, сделать множество работ чужими руками. А ещё это отличный способ всё упорядочить и разложить по полочкам. Когда ты что‑либо объясняешь другому человеку, очень важно точно донести ту или иную информацию. И объясняя, ты сам для себя ещё раз всё это перевариваешь. Навык окончательно закрепляется, когда ты его передаёшь. Поэтому я не только передаю свои знания, но и сама получаю очень много от этого процесса.

Где и у кого ты сама учишься?

Например, была в TONI&GUY, Академии CROP. Я смотрю на мастеров и понимаю, у кого и чему я смогу научиться, что я смогу перенять, кто меня вдохновляет. На мой взгляд, очень важно вдохновляться. Ведь обучение — это не какая‑нибудь лекция, это совместная с другим стилистом работа над образом. Ты начинаешь смотреть на какие‑то привычные вещи в другом ракурсе, взглядом другого человека. Это всегда сдвигает тебя с места, переформатирует твоё видение, дополняет твоё восприятие. И тут очень важна эстетика. У каждого стилиста должен быть свой вкус и авторский почерк. 

Вот недавно я была у одного мастера из Одессы. Причём с волосами он работает не в близком для меня стиле. Но мне очень интересен его подход. Он делает большой акцент на чертах лица, на силуэте тела, на анатомических особенностях. Всегда вдохновляют люди, которые болеют своим делом, вот он как раз из таких. Это очень заразительно. Ты перенимаешь эту энергетику, берёшь какие‑то нужные тебе практические навыки, а дальше работаешь в своём стиле. Ведь у каждого — свой почерк. И важно его воспринимать. 

Мне иногда бывает сложно понять, что я определяю для себя как красиво, а что — нет. И работа на съёмке, когда ты создаёшь полный образ, как раз‑таки развивает эстетический вкус.

Этот опыт как‑то помогает тебе в коммерческой работе?

Безусловно. Мне кажется, что сейчас грань между сценическими образами и реальной жизнью немного стёрта. Тем более, мы живём в Петербурге. Тут всегда всё немного по‑другому. Здесь люди открыты какому‑то самовыражению. И те работы, которые я делаю для фотосессий,— вот так и ходят мои клиенты. Это абсолютно коммерческие образы. Ведь само понятие «коммерческий образ» не ограничивается омбре и балаяжем. Важно это понимать.

Как ты относишься к тому, что в новой коллекции ESTEL были модели разных возрастов? Что это даёт мастеру и модельеру, которые демонстрируют свою работу?

Да, такой формат был сразу определён, и обусловлен он целью показать эстетическую красоту людей разного возраста. Один возраст сильно ограничивает восприятие образа, так как определённый возраст выражает только определённые настроения. Взрослые модели же обеспечивают совсем иной посыл. Появляется какая‑то осознанность. Когда я увидела в ESTEL моделей постарше, я подумала: «Ну наконец‑то!!!»

А если говорить о клиентах более старшего возраста, они чем‑то интереснее для тебя в работе?

Конечно. Взрослый человек осознанно подходит к своему имиджу и к тому, что он транслирует окружающим людям. И даже если это зелёные волосы, это уже не какое‑то бунтарство. Это осознанный эстетический выбор. Это совершенно другая работа над имиджем. У меня в салоне довольно много взрослых клиентов, и все они очень интересные люди. Творческие дамы, художницы… Работать с ними — это невероятный опыт.

В какой роли ты себя видишь в долгосрочной перспективе: практикующим мастером или преподавателем?

Конечно, работа с клиентами никуда не денется, потому что это работа с живыми людьми, с настоящими амплуа. Но в дальнейшем мне не хочется делать акцент на ней. Хотелось бы преподавать. Но кто знает… Видишь, у меня по жизни всё так случайно получается.

Наверное, в этом есть какой‑то смысл…

Определённо! Я вообще поняла, что у меня всё получается, когда я делаю то, что мне нравится. Когда я получаю удовольствие от процесса, это всегда приводит меня куда‑то. И когда я что‑то делаю, у меня нет какой‑то точной цели. Цель у меня всегда здесь и сейчас.

Если у тебя нет цели, как ты определяешь, хороший ли получился результат?

Смотря относительно чего оценивать. Ну вот сейчас мы отсняли коллекцию, и мне нравится результат. Не сами фото, потому что финальных я ещё не видела, но результат полученных эмоций, полученного опыта. Значит, всё классно.

Давай немного вернёмся в прошлое. Расскажи про своё участие в конкурсе Звезда ESTEL в 2015 году.

Что примечательно, это был первый конкурс, куда я отправила свою работу, и первая фотосъёмка, которую я организовала сама. Нашла фотографа, визажиста, подобрала костюмы. И тогда у меня не было цели что‑либо выиграть. Была цель — подготовиться технически. Тем летом я очень много тренировалась в укладках со своей коллегой. Причём делала это уже после фотосессии, мне было важно закрепить результат. Нужно, чтобы участие в конкурсе оставило определённый отпечаток. Важно было понять, что я это действительно умею. Одно дело — создать образ, а другое — быть уверенным, что ты это умеешь. Но о победе я тогда не думала, поэтому для меня стала крайней неожиданностью новость о том, что я вошла в число финалистов. Мне вообще кажется, что у меня отсутствует чувство соперничества. (Улыбается.) Я не соревнуюсь с другими.

Существует ли, на твой взгляд, парикмахерская мода? И в чём она состоит?

Есть какая‑то общая тенденция и отдельные локальные тренды. Мне кажется, сейчас мода разная. Люди очень внутренне ориентированы. И есть мода — быть собой и транслировать это окружающим. Мне кажется, в этом и состоит общий тренд — тренд на самовыражение. Я не имею в виду что‑то очень креативное и цветные волосы. Модно быть таким, какой ты есть, не стесняться этого. И с волосами примерно то же самое. Сейчас уходит из моды искусственность. В моду входят более естественные текстуры, объём, падение волос. Волосы могут быть и розовые, но они слегка растрёпаны. Лично я сейчас не использую в работе такие категоричные формы, как боб с удлинением на лицо. Если говорить о более локальных трендах, которые транслируют стилисты и крупные бренды, то здесь есть что‑то от 70‑х, что‑то от нулевых. У каждого есть выбор. Это прекрасно.

Чувствуешь ли ты, как мастер, некую ответственность за созданные тобой образы?

Рассказываешь клиентам, как заботиться о волосах вне салона?

Конечно. Перед тем, как сделать клиенту какое‑либо окрашивание, я всегда спрашиваю: «Как часто ты собираешься ко мне приходить?» От этого зависит то, во что и как мы красимся. Человека, который красится раз в 4 месяца, я ни за что не покрашу в блонд. Ему нужно что‑то более практичное, чтобы всё это время его волосы выглядели достойно. Если честно, для меня очень важно, как потом моя работа выглядит в жизни. Ведь стрижка не должна оставаться у меня, и моя ответственность, как мастера, не заканчивается на том моменте, когда человек встаёт из кресла. И мне очень любопытно встречать моих клиентов на улице, смотреть их фотографии в соцсетях, видеть, как живёт моя работа. Поэтому я очень подробно рассказываю своим клиентам о том, как ухаживать за волосами, как их укладывать. Очень важно делать адаптированные стрижки и окрашивания под конкретного человека, под его образ жизни, понимать, сколько времени он будет уделять ежедневной укладке. Это моя работа и мне должно быть не стыдно за неё!

Другие
интервью